Валерия Родина, СППР: «Производители растительных продуктов смогут оптимизироваться и провести импортозамещение»

Союз производителей продукции на растительной основе отметил свой первый день рождения. О том, чего удалось достичь, какие задачи стоят перед индустрией в кризисной ситуации, как вывести отрасль из «тени» и будет ли развиваться экспорт, рассказала исполнительный директор союза Валерия Родина.

– Что собой представляет рынок продуктов на растительной основе?

– В настоящее время на российском рынке работают порядка 40 предприятий, специализирующихся на производстве растительного молока, растительного мяса, растительного сыра и растительной рыбы. По нашим данным, по итогам 2021 года оборот российского рынка растительного молока составил более 5,5 млрд рублей, растительного мяса – порядка 4 млрд рублей. А спрос на растительную продукцию ежегодно увеличивается в среднем на 20%.

– Расскажите, как шел процесс объединения представителей отрасли, сколько членов объединяет союз, планируется ли расширение?

– Это было непросто. За последние два года отрасль выросла примерно в 8 раз! Это связано в первую очередь с растущим спросом на продукцию, бизнес почувствовал перспективную нишу. И здесь была некая особенность – производители считали себя нишевыми, боролись за выход на любую торговую площадку.

Актуальность сбыта оставалась всегда, поэтому, с учетом новизны категории растительных продуктов, растущего спроса со стороны потребителей, вызванного заботой о своем здоровье, желанием разнообразить свой рацион питания и элементарным любопытством, важно было обеспечить стабильное производство и реализацию продукции, рост продаж, увеличение оборотных средств. В таких условиях сложно думать о консолидации отрасли, но бизнес был рад любой помощи. По сути, каждый был сам за себя, каждому приходилось объяснять необходимость объединения, убеждать в том, что в единстве – сила

Сейчас в союзе 17 участников, готовы присоединиться еще 16 новых членов, среди которых не только производители растительных продуктов, но и научные организации. Наше отраслевое объединение расширится почти в два раза, но это далеко не все участники рынка.

Дело в том, что некоторые производители скептически относятся к каким-либо отраслевым объединениям, не видят для себя каких-либо дивидендов от вступления. Членство в нашей организации может быть и бесплатным. В таком случае бизнес не несет никаких финансовых рисков, но имеет возможность получать информационно-аналитические материалы, продвижение в информационном пространстве, участие в различных семинарах, вебинарах, стратегических сессиях. Союз сотрудничает с различными бизнес-ассоциациями и СМИ. Наша задача – всесторонняя поддержка бизнеса, и с каждым месяцем мы расширяем наш инструментарий продвижения индустрии. Уверена, что в 2022 году сможем завершить полную консолидацию отрасли.

– Каковы ключевые вызовы для отрасли растительных продуктов сегодня?

– Вопрос можно разделить на два направления – ключевые вызовы системного характера и вызовы, возникшие с конца февраля 2022 года. Начнем с ключевых. Например, в российском законодательстве до сих пор нет закрепленных определений растительной продукции как отдельной категории, так и конкретных продуктов, например, «растительного мяса», «растительного молока», «растительного сыра» и т.д.

Идентификация продукции на растительной основе позволит ее выделить в отдельную категорию в правовом поле и снизит все споры относительно формулировок и наименований.

Отсутствие согласованного глоссария в области производства растительной продукции ведет к целому ряду негативных последствий. Прежде всего является проблематичной идентификация растительной продукции в целях оценки и подтверждения ее соответствия требованиям безопасности, установленным российским законодательством в области технического регулирования и законодательством Евразийского Экономического Союза. В конечном итоге под удар ставятся безопасность потребителя и развитие производства растительной продукции в России.

Другая ключевая проблема – это отсутствие классификации продукции на растительной основе и видов экономической деятельности. Нет отдельных кодов ОКПД2 и ОКВЭД. Из-за этого невозможно получить точные данные о товарообороте – как по внутренним, так и по внешним продажам, вести государственный мониторинг индустрии, знать точное количество занятых на производстве, прослеживать товарооборот, учитывать задействованные ресурсы. Только после их появления государство сможет «видеть» индустрию, определить адресные меры поддержки, что сегодня крайне необходимо для участников рынка.

Индустрия растет и набирает капиталоемкость, но из-за отсутствия классификации видов деятельности, по сути, целая подотрасль пищевого производства не по собственной воле находится «в тени».

Для решения этого вопроса мы подготовили обращение в Министерство экономического развития РФ с обоснованием классификации продукции на растительной основе.

Фото: Eviart/shutterstock

– Перейдем к вызовам, возникшим с конца февраля 2022 года. Сегодня многим отраслям пищевой промышленности приходится перестраивать логистические схемы, оптимизировать производства. Как кризис отражается на индустрии растительных напитков? Изменился ли спрос?

– Наш союз и Ассоциация производителей альтернативных пищевых продуктов провели совместное масштабное мероприятие с участием нескольких десятков предприятий, где обсудили проблемные точки отрасли на текущий момент.

Ожидаемое традиционное увеличение спроса на растительную продукцию во время Великого поста (в 3–5 раз) не стало повсеместным явлением – продажи выросли не у всех производителей.

Здесь и сыграли роль события на внешнеполитической арене, ажиотажный спрос на продукты первой необходимости и другие нюансы. Решающим фактором поведения потребителей стала цена на готовую продукцию. Покупатель голосует рублем и ориентируется на более низкую ценовую категорию. Некоторые работают «в ноль», выставляя минимальную, но привлекательную для потребителя цену. Это позволяет сохранять товарооборот.

Новые экономические условия заставили внести корректировки в уже налаженные каналы коммуникации и производственные процессы. С нарушением логистических цепочек и закрытием границ возник дефицит ряда ключевых ингредиентов и сырья, но поиск новых поставщиков из дружественных стран уже ведется. Производители ищут необходимые компоненты и на российском рынке, но по ряду позиций это сделать невозможно.

Самым проблемным вопросом остается доступность некоторых функциональных ингредиентов, вкусоароматических добавок и упаковочных материалов. Импорт многих позиций значительно усложнился.

Сегодня производители испытывают дефицит по следующим позициям: кокосовое молоко, масло и стружка; финиковый сироп, паста и порошок; сироп агавы, батат, соевый лецитин, гороховый изолят, крахмалы, ксантановая камедь, аскорбиновая кислота, масло какао, декстроза, эритрит, какао тертое, сушеная клубника и т.д. 

Компании, реализующие инвестиционные проекты по расширению производства, назвали необходимое оборудование, которое планировалось приобрести до возникновения трудностей с поставками. В частности, речь идет о линиях для розлива, фасовки, стерилизации и пастеризации. Мы подготовили перечень оборудования, сырья и упаковочных материалов, по которым производителям требуется помощь государства. Весь список мы направили в «Агроэкспорт» при Минсельхозе России, который аккумулирует информацию для дальнейшей разработки мер оказания поддержки бизнесу. Будем надеяться, что по ряду критически важных направлений такая помощь будет оказана.

Фото: SophieOst/shutterstock

– Насколько подорожала растительная продукция на полке и как сдержать рост цен?

– Цены на зарубежное сырье и ароматизаторы выросли минимум в два раза, конечно, это увеличило стоимость готовой продукции. В текущих условиях важно сохранить спрос и оптимизировать производство так, чтобы не допустить резкого скачка цен.

Один из инструментов адаптации производителей к текущим рыночным реалиям – оптимизация рецептурной и производственной себестоимости продукции. Здесь производителям важно найти баланс между нынешними покупательскими возможностями потребителей и сохранением качественного состава. Участники рынка осознают, что оптимизация ассортиментной линейки за счет качества продукта негативно скажется как на отношении с уже существующими потребителями, так и с потенциальными покупателями. В этой связи компании работают над пересмотром текущего ассортимента – происходит отказ от малорентабельных позиций в пользу ходовых. Также происходит экономия на этикетках, по вопросу упаковочных решений производителям приходится подстраивать производство под имеющиеся на российском рынке аналоги в условиях отсутствия привычных импортных решений.

– Ваш союз подавал свои предложения по оказанию помощи предприятиям отрасли, в чем их суть?

– В самом начале кризиса, когда ситуация менялась каждый день, бизнес был в состоянии легкой паники. Пугала неопределенность. Союз оперативно создал антикризисный штаб и запустил «горячую линию» по сбору оперативной информации от производителей, причем не только участников нашего отраслевого объединения. Мы консолидировали данные о существующих проблемах в отрасли, сформировали предложения по мерам поддержки индустрии и в экстренном порядке направили в федеральные органы исполнительной власти – Минпромторг, Минфин, Минсельхоз, Минэкономразвития России и другие ведомства.

В частности, во избежание резкого скачка цен на готовую продукцию и сохранения покупательского спроса союз обратил внимание власти на необходимость разработки мер по ограничению наценок производителей исходного сырья, используемого переработчиками и производителями альтернативных пищевых продуктов на внутреннем рынке.

Кроме этого, существенную поддержку бизнесу оказало бы обнуление или снижение ввозных таможенных пошлин, поэтому союз предложил скорректировать их ставки или применить иные меры таможенного регулирования ­– особенно в отношении критически важных импортных ингредиентов.

Другой эффективной мерой поддержки могло бы стать включение производителей продукции на растительной основе в категорию предприятий, на продукцию которых распространяется льготная ставка НДС на уровне 10%, а также предоставление льготных кредитов, в том числе от Фонда развития промышленности (ФРП) на техническое перевооружение производств.

В части поддержки экспорта мы предложили обеспечить включение предприятий отрасли в зарубежные выставочно-ярмарочные мероприятия и бизнес-миссии в целях международного продвижения; предусмотреть компенсацию затрат на логистику производителям продукции на растительной основе при выходе на экспортные рынки, в том числе в страны Азии (Китай, Сингапур и др.); обеспечить квалифицированную правовую экспертизу при заключении и расторжении экспортных контрактов производителям продукции на растительной основе.

Эти и другие меры поддержки вошли в антикризисный план. Главное, чтобы никто не остался один на один с возникающими вызовами.

– Среди озвученных мер поддержки отрасли вы выделили экспортное направление. Насколько это реалистично с учетом текущей ситуации?

– Самый перспективный регион для экспорта – Азиатско-Тихоокеанский регион. Там культура потребления, например, растительного молока существует давно, и в ближайшие два года ожидается увеличение спроса. Также растет потребление в странах Ближнего Востока. У производителей продукции на растительной основе есть шанс закрепиться в Китае, Вьетнаме, Таиланде, Сингапуре и не только. Однако одна из актуальных проблем, существенно ограничивающих экспорт отечественных инновационных продуктов, – отсутствие отдельных кодов ТН ВЭД ЕАЭС для данного вида продукции. Это ведет к ошибочной идентификации и появлению необоснованных требований к данной продукции (например, ветеринарный контроль).

Появление этих кодов упростит работу производителей, позволит снизить барьеры для бизнеса при ведении внешнеэкономической деятельности в доступных регионах мира, облегчит выход на зарубежные рынки и упростит учет внешнего товарооборота со стороны государства.

– С учетом новых условий, какие перспективы развития рынка вы видите?

– Потенциал у индустрии большой. Торговые сети уже воспринимают растительные продукты как перспективную категорию товаров, хотят соответствовать современным трендам потребителей и не упустить прибыль.

С ростом конкуренции цена снижается, растительные продукты становятся все более доступными, увеличивается спрос.

Если в 2019–2020 годах отмечался динамичный спрос на растительное молоко, то в 2021-м на первое место вышло растительное мясо, так как в этом сегменте появилось много новых российских производителей. В 2022 году ожидалось появление еще большего числа растительных сыров, рыбы, расширение ассортимента мясных деликатесов, причем нефаршевых категорий, появление растительного аналога куриного яйца российского производства. Над разработкой последнего работало несколько отечественных компаний, как в производстве жидкого продукта для приготовления омлета, так и в создании полноценного яйца с подобием желтка и в «скорлупе».

Насколько реалистично в текущих условиях расширение ассортимента, когда на кону сохранение бизнеса, прогнозировать сложно.

Верю, что производители растительных продуктов смогут эффективно оптимизировать производство, провести импортозамещение, переориентироваться на рынок Востока и продолжить развитие. Наши производители нацелены на серьезную работу и не теряют оптимизма.

Retail.ru

Источник: Retail Ru